ФЭНДОМ


Каждая жертва «поцелуя» вампира не становится сородичем – для создания нового вампира требуются сознательные усилия и обычно разрешение. Становление – термин, обозначающий процесс превращения смертного в вампира. Когда вампир хочет создать потомство, его охота приобретает новое значение. Сородич уже не ищет просто пропитание – он становится более разумным и изощрённым, и начинает искать идеальную кандидатуру для бессмертия.

Причины для становления нового сородича варьируются от вампира к вампиру. Некоторые сиры чувствуют угрызения совести по поводу вечного проклятия вампиризма, и выбирают смертных, которые могут «что-то привнести» в развращённую расу сородичей. Некоторые вампиры ищут великих художников, мыслителей, творцов или просто сострадательные души, чьи таланты должны быть сохранены навеки. Эти вампиры часто очень страдают, когда видят, к чему приводит их эгоизм, так как становление часто тушит искру творчества. Сородичи неспособны изобрести что-то новое – они следуют за тенденциями смертных, а не устанавливают их, и даже их наиболее великие работы – всего лишь бледное отражение ранее созданных шедевров смертных. По иронии судьбы сородич, который решит сохранить дар своего дитя, навечно наносит больший урон таланту своего потомства, чем нанес бы возраст, если бы всё шло своим чередом.

Другие сородичи используют становление в качестве мести, выбирая тех смертных, которых они хотят заставить страдать. Некоторые жестокие Малкавиане любят давать становление жалким и полностью безумным людям, надеясь, что смогут найти новое прозрение в безумии своего птенца, когда тот провалиться в бездну отчаянья. Ужасные Носферату любят давать становление тщеславным или красивым смертным, и наслаждаются, наблюдая за муками своего дитя, когда то превращается в уродливое страшилище. Даже деградировавшие Тореадоры иногда выбирают детей для того, чтобы испортить их больше, нежели они были испорчены при жизни.

Тем не менее, большинство сородичей дают становление из-за одиночества или страсти. Для вампира это худший из вариантов, так как после того, как их страсть или тоска проходят, они обнаруживают, что создали не родственные души, а голодных и бессердечных чудовищ, таких же, как и они сами.

Сородичи редко даруют становление спонтанно – право на создание потомка довольно тяжело заработать, и те, кто соблюдает Традиции, не желают разбрасываться возможностью, которая может более не представиться в течение тысячи лет. Однако некоторые вампиры относятся халатно, небрежно или просто невнимательно к праву князя уничтожить их самих и их потомство. Таким образом тот сородич, который не знает своего происхождения и был оставлен легкомысленным вампиром или сиром, который совершенно не беспокоился о нём, становится Каитиффом.

Процесс создания сородича – вещь не слишком сложная, поэтому многие сиры отказываются посвящать в него своих детей. Сперва вампир выпивает всю кровь из своей жертвы – это несложно осуществить при помощи «поцелуя», так как жертва обычно агонизирует от удовольствия и не может сопротивляться нападающему. После того, как он высосет всю кровь из вен своего будущего дитя, сир помещает небольшое количество своей крови в рот потомка. Существует множество способов того, как это можно проделать – некоторые вампиры буквально вскармливают детей кровью из своих запястий, в то время как другие помещают лишь несколько капель на губы и начинают наблюдать, как Зверь овладевает их потомками. Вампиры Шабаша закапывают своих детей в землю после становления, заставляя их буквально выкапываться из собственных могил.

В любом случае, дитя умирает как смертный, чтобы воскреснуть в качестве сверхъестественного существа. В большинстве случаев умирающий испытывает сильные боли и мучения, дитя сотрясают судороги и спазмы, в то время как его тело избавляется от оков смертности.

Перерождение наоборот является величайшим удовольствием, которое может испытать сородич, и возможно последним настоящим экстазом, который доступен вампиру. Когда мистические процессы трансформируют труп в дитя, они делают его тело даже более красивым, хотя и в своеобразной манере. Подобная красота пугает тех, кто на неё смотрит, она напоминает грацию хищника вроде акулы или ядовитой змеи. Чувство дитя так же подымаются на невообразимый уровень, и оно способно ощущать звуки, которые раньше даже не слышало, ощущать то, что раньше никогда бы не почувствовало при прикосновении, видеть цвета, недоступные человеческому глазу, и ощущать мириады различных запахов.

Вкусовые ощущения вампира так же увеличиваются, однако лишь для одного ужасного вкуса. Лишь одна субстанция может удовлетворить вампира – человеческая кровь. Начиная с того момента, как он воскрес, вампир – раб своего голода, и с момента становления до конца вечности у него существует жажда, которую можно удовлетворить, охотясь на своих бывших собратьев.

После становления сир наставляет и защищает своего птенца, пока не решит, что тот готов встретиться с ночью один на один. В обязанности сира входит научить своё дитя путям сородичей, однако подобное обучение чаще всего является не формальным, а крайне неоднородным, и зависит от ревности и предубеждений сира. Многие сиры, которые являются страстными конспираторами, социопатами или наглыми обманщиками, могут отравить разумы своих детей, натравив их на своих врагов или намеренно не сказав чего-либо важного, чтобы затем лучше управлять своими потомками.

Источник: Vampire: The Masquerade, Revised Ed.